fantlab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Хищные вещи века»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.42
Оценок:
4402
Моя оценка:
-

подробнее

Хищные вещи века

Повесть, год (год написания: 1964); цикл «Предполуденный цикл»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 241
Аннотация:

Жизнь, казавшаяся когда-то почти недоступной утопией — где проблема материального достатка благополучно разрешена, все потребности утолены, и только знай придумывай новые, всё более изощрённые желания, «чтоб было весело и ни о чём не надо было думать». Какие вопросы ставит перед человеком новое общество? Разобраться в реальности курортного европейского городка придётся бывшему космодесантнику Ивану Жилину. Стругацкие поднимают философскую проблему «хищных вещей века» задолго до её первых воплощений в действительность.

Примечание:

Беловой вариант из папки «Хищные вещи века». На его основе в 1997 г. С. Бондаренко с согласия БНС проводилось восстановление канонического текста повести. На основании белового варианта и первых изданий повести редколлегией Полного собрания сочинений в 2013 г. был восстановлен авторский текст в концовке повести — во фразе «Чем же таким ваш мозг отличается от мозга Рабле, Свифта, Ленина, Эйнштейна, Макаренко, Хемингуэя, Строгова?» (в изданиях 1996–2012 гг. из авторского перечня выпали фамилии Макаренко и Хемингуэя).


Входит в:

— сборник «Хищные вещи века», 1965 г.

— сборник «Трудно быть богом», 1980 г.

— антологию «Metagalaktika 6», 1983 г.

— сборник «Жук в муравейнике», 1983 г.

— журнал «Букинист, № 1», 1984 г.

— журнал «Urania #1703», 2022 г.


Похожие произведения:

 

 


Хищные вещи века
1965 г.
Трудно быть богом
1980 г.
Жук в муравейнике
1983 г.
1. Хромая судьба. — 2. Хищные вещи века
1990 г.
1. Хромая судьба. — 2. Хищные вещи века
1990 г.
1. Хромая судьба. — 2. Хищные вещи века
1990 г.
1. Хромая судьба. — 2. Хищные вещи века
1990 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1995 г.
Стажеры
1997 г.
Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, XXII век
1997 г.
Хищные вещи века. — Второе нашествие марсиан. — Град обреченный
1997 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый
2001 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый
2004 г.
Хищные вещи века
2004 г.
Страна багровых туч. Путь на Амальтею. Стажеры. Хищные вещи века. Отягощенные злом
2006 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, XXII век
2006 г.
Бегство вперед
2007 г.
Бегство вперед
2007 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый
2007 г.
Будущее, ХХI век. Десантники
2008 г.
Хищные вещи века
2009 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый
2010 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый
2013 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Хищные вещи века
2015 г.
Хищные вещи века
2016 г.
Мир Полудня
2016 г.
Попытка к бегству. Хищные вещи века. Гадкие лебеди. За миллиард лет до конца света
2017 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 8. 1964
2018 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 8. 1964
2018 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 8. 1964
2018 г.
1964-1966. Хищные вещи века. Беспокойство. Улитка на склоне. Второе нашествие марсиан
2018 г.
1964-1966. Хищные вещи века. Беспокойство. Улитка на склоне. Второе нашествие марсиан
2018 г.
Хищные вещи века
2021 г.

Периодика:

Букинист, № 1
1984 г.
Urania #1703
2022 г.
(итальянский)

Самиздат и фэнзины:

Хищные вещи века
2017 г.

Аудиокниги:

Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века
2009 г.
Хищные вещи века
2013 г.
Хищные вещи века. Второе нашествие марсиан
2013 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том восьмой. 1964
2016 г.
Хищные вещи века
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Ajastu ahistavad asjad
1968 г.
(эстонский)
The Final Circle of Paradise
1976 г.
(английский)
Le dernier cercle du paradis
1978 г.
(французский)
Die gierigen Dinge des Jahrhunderts
1981 г.
(немецкий)
Die gierigen Dinge des Jahrhunderts
1982 г.
(немецкий)
Die gierigen Dinge des Jahrhunderts. Milliarden Jahre vor dem Weltuntergang
1983 г.
(немецкий)
Metagalaktika 6
1983 г.
(венгерский)
Miliardu let před koncem světa
1985 г.
(чешский)
Grabljive stvari stoleća
1987 г.
(сербохорватский )
Хищните вещи на века
1987 г.
(болгарский)
Drapieżność naszego wieku
2003 г.
(польский)
Gesammelte Werke 5
2013 г.
(немецкий)
Végállomás: Amalthea
2018 г.
(венгерский)
L'ultimo cerchio del paradiso
2022 г.
(итальянский)




 




Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  27  ] +

Ссылка на сообщение ,

Братья Стругацкие — чрезвычайно интеллектуальный литературный дуэт. Дело тут не только в писательском мастерстве и умении вкладывать мощную философскую идею в свои произведения. Но это ещё и талант давать своим детищам названия, которые бы максимально давали представление о чëм предстоит прочесть в их романе.

По сюжету, в один из приморских городков приезжает агент под прикрытием Иван Жилин, заданием которого было раскрыть сеть производителей мощного наркотика — слега. После этого необходимо было полностью пресечь его распространение, не дав заразе распространиться по всему миру. В ходе расследования герой приходит к ужасающим открытиям, а город, на первый взгляд представляющимся раем для туристов, превращается в очень жёсткий образец антиутопического государства, в котором правит бал загадочный наркотик, о котором знают все, но никто не говорит о нём.

Завязка повести похожа на какой-нибудь шпионский боевик, в котором будут перестрелки, погони и благородный, сотканный из достоинств главный герой, который спасает мир от страшной опасности. Возможно, напиши это произведение другие авторы, так бы оно и было. Но Стругацкие создали мощное философское произведение, которое оказывает мощное воздействие ещё долго после прочтения. Причём, фантастичность повести довольно условна: несмотря на то, что человечество уже вовсю осваивает ближний космос, перед читателем предстаёт очень знакомая действительность. Парадоксально, но знакома она потому, что описанная в «Хищных вещах века» реальность — это современный мир.

Поначалу описываемая в городке жизнь кажется очень уютной и почти беззаботной. Большая часть населения города занята в сфере услуг, обслуживая туристов. Жизнь течёт размеренно и неторопливо. Но постепенно, сначала лёгкими мазками, перед читателем обнажается нелицеприятная антиутопия. Люди выхолощены, поделены на касты, враги общества показаны средствами массовой информации благодетелями, а те, кто пытаются растормошить остальную инертную часть общества, объявлены врагами. И, несмотря на то, что главной целью Жилина является обнаружение сети сбыта синтетического наркотика, зависимостей у общества обнаруживается ещё больше.

В финале авторы дают неутешительный прогноз: общество потребления обречено, ибо оно становится жертвой «хищных» вещей, отдаваясь им совершенно добровольно, жертвуя здравомыслием, свободой мысли и вообще будущим. А самое поразительное в том, что описанный им пессимистичный сценарий в отдельно взятом городке воплощается в сегодняшнем обществе в мировом масштабе.

Пророческая повесть, написанная более полувека назад воплотилась в реальность и на сегодняшний день уже не является фантастикой. Вопрос лишь в том, сможет ли какой-то гипотетический Иван Жилин нашего времени разгадать тайну упадка нынешней цивилизации или же истребление разумности хищными вещами продолжится? Ответ заключается в каждом из нас — таков ответ авторов.

Оценка: 10
– [  23  ] +

Ссылка на сообщение ,

Это было не чтение, это была борьба. Борьба со сном за каждую страницу в течение двух недель. Сон всегда побеждал, обычно после 2-3 страниц. Однако я не сдавался, и продолжал свой труд. Зачем? Чтобы сформировать адекватное впечатление, нужно было дойти до конца – только так я получу право судить о произведении в целом.

Стругацких я начал читать согласно общепринятой хронологии — начал со «Страны багровых туч» — понравилось. Есть чёткий сюжет. Написано живо и интересно. Классика научной фантастики. Далее был «Путь на Амальтею». Впечатления схожие. Затем – «Стажёры». Вот тут-то уже появились очень пространные описания непонятно чего и незнамо за чем, через которые проходилось продираться, как через бурьян. Но при этом всё же присутствовал некий сюжет и элементы научной фантастики.

И вот я взялся за «Хищные вещи века». Силы воли на борьбу с этим произведением хватило лишь благодаря его малому объёму – 148 стр. Сюжета ноль (лишь в последней главе хоть что-то проясняется). Научной фантастики – ноль. Всё остальное – какой-то совершенно непонятный и бессмысленный текст.

«ХВВ» называют отличной антиутопией, где Братья проявили удивительный дар предвиденья, и события в книге сбываются сегодня. Какие события?! Их в книге НЕТ! Что они предвидели? В чём антиутопия?

Уже после первой главы у меня возникло чувство, что я что-то подобное уже читал. И – да. Это была ещё одна «антиутопия» — «Возвращение со звёзд» Лема. Во многом схожие произведения. Оба сумбурные и мною непонятые. Социальная фантастика? Увольте...

Как итог – нашёл для себя отличное гарантированное снотворное с оценкой «10». Произведению же ставлю 4 из 10.

P.S. Всё написанное отношу только на своё субъективное личное восприятие и ни в коем случае не пытаюсь принизить гениальность Стругацких или, тем более, как-то уязвить поклонников «Хищных вещей».

Оценка: 4
– [  31  ] +

Ссылка на сообщение ,

«Хищные вещи века» — наверное одно из тех произведений, после которого я почувствовал себя полностью разбитым. Не потому, что повесть какая-то не такая, а потому что все предостережения Стругацких о наступлении мира безликих обывателей, века безыдейного потребительства сбылись. И наиболее остро это понимаешь, когда читаешь и видишь насколько же авторы были точны в своих предсказаниях, насколько десятилетий вперед они заглянули, насколько актуальную на сегодня тему подняли. И от этого ощущения становится страшно, и теперь мне некуда от него деваться.

Теперь авторы бьют по больному. Если в «Стране багровых туч» они показывали геройство и духовную силу, а в «Стажерах» предлагали методы борьбы в проступившей в обществе нищетой духа, то в данном произведении предостерегают: эта нищета уже наступила по всем фронтам. Но тем не менее она не имеет глобальный характер, а сосредоточилась в отдельном городе N, от чего получился такой кладезь порока и низменных потребностей, или как уже упомянуто в повести — заповедник, город деструктивного изобилия, конгломерат дураков. Так или иначе от этого не легче, так как, читая эти строки в 2015 году, видишь картину намного глобального толка, чем задумывалось авторами изначально.

Описаны очень точно все пороки этого общества, которое так до боли похоже на наше современное. С хирургической точностью прописан образ этой современной молодежи, танцующих в клубах под очередной клубняк (или дрожку), когда в желудке разлагается очередная таблетка экстези. Рассмотрены и выделены жирным самые неоднозначные слои общества: общественные движения (грустецы и перши), радикалы (интели) и адепты (меценаты), которые предстают в виде преступных группировок, главари которых прочно засели в креслах министерства города. Но основные составляющие этого города — это сытые мещане, для которых главное в жизни заключается в материальном достатке, и чем больше эти низменные потребности удовлетворяются, тем изощреннее становится тяга к получению все больших и больших материальных благ и удовольствий. Одни удовольствия надоедают, заменяются более изощренными и извращенными. Отсюда возникают увлечения рыбарей, которые за деньги подвергают неоправданному риску человеческую жизнь. Ну а дальше, как и в любом больном обществе появляется скрытая угроза, — наркотик, который самим этим обществом стыдливо отвергаем, но для природы каждого мещанина является сладким плодом изобилия, против которого он не сможет устоять. «Слег» как нельзя близко олицетворяет любой психотропный препарат, который помогает забыться и уйти в иной мир, потерять связь с реальностью, осуществить все свои потаенные фантазии, которые, к сожалению, в реальности так и останутся фантазиями. А для низкого духом такой мир является настоящим раем.

Главный герой тем и занимается: пытается отыскать источник загрязнения, того, кто создает и распространяет эту заразу среди людей. Но выводы, к которым приходит Иван Жилин к концу истории, говорят сами за себя. Этим авторы еще раз подчеркивают болезненность такого общества, порочность и его духовную нищету. Ложность представлений о благополучии, о человеческом счастье, ложные мировоззренческие основы приводят такое общество к саморазрушению, к самоуничтожению. И это самый удручающий исход современного общества, реалии которого Стругацкие так точно угадали в своей, как им казалось, фантастической повести.

Посмотрите на окружающую действительность, на то, чем живет сейчас современное общество. Когда в ЦУМе закрывают книжные отделы из-за малой прибыли, а на их месте возникают бутики со шмотками и украшениями (мой город уже просто завален ими). Когда все СМИ построено на лжи и провокации, а по телевизору транслируют отупляющие реалити-шоу с меркантильностью, распутностью в главной роли, заменяя их словами «любовь» и «верность». Когда на заборах и домах можно разглядеть даже издали надписи «Спайс» граффити-баллончиком зеленого цвета с указанием телефона диллера. Да что там говорить, мы живем в век интернет-проституции (все эти молодые девушки с веб-камерами на перевес), интернет-мошенничества, потребительства еще и виртуального. И я понимаю это в свои 26, и для меня это дико, для меня это хищные вещи века. А вот для поколения более младшего, выросшего в этой среде, все это кажется совершенно обычными реалиями. И это страшно. Страшно, потому что вывод Ивана Жилина дает о себе знать.

И я понимаю, как эта повесть воспринималась тогда, какой фантастически несбыточной и футуристичной она казалась. Возможно, кто-то воспринимал все это, как юмористические зарисовки. И каким страшным пророчеством воспринимается она сейчас. Да, это говорит о том, что Стругацкие гении не только своего времени, они неповторимы в своей гениальности. И я не раз задумывался о том, откуда же они черпали свое вдохновение, откуда взяли такие точные образы нашего уже современного общества. Ответа я так и не нашел, хотя где-то в подкорке крутится мысль о западе, движениях за свободу, капитализме (хиппи, свободная любовь и все такое прочее). В последующем где-то в интервью Стругацкие смягчат свое мнение насчет наступившего «века изобилия», мотивируя это тем, что это еще и «век свободы выбора и возможностей», но как распоряжается свободой это общество и какой выбор делает — просто противно даже задумываться об этом..

Повесть гениальная, готовая пробить тебя насквозь своей горькой правдой, сама для того даже не предназначавшаяся. Наверное, только после прочтения именно этой повести якоря моего слабо оптимистичного мировоззрения сдвинулись не в лучшую сторону.

Оценка: 10
– [  16  ] +

Ссылка на сообщение ,

Самый раздражающий меня вид антиутопий — это те, в которых читателя усердно заверяют, что жить хорошо — это плохо. Что наслаждаться жизнью и иметь тысячи возможностей для кайфа — это отвратительно и ужасно, не иметь забот — мерзко, а погружаться в мир фантазий — и вовсе за гранью добра и зла.

Но позвольте. Разве книги и прочие интеллектуальные увлечения не являются огромным наслаждением для лирического героя? И разве стал бы он ими увлекаться, если бы они ему не нравились? Как он сладострастно описывает печатные издания! Стало быть, и в основе его предпочтений лежит наслаждение. Он не понимает, как можно не любить книги, именно потому, что не понимает, как другие могут не кайфовать от такой чудесной вещи. И можно сколько угодно прикрываться словами об интеллектуальности и духовности. Книгочеями становятся только по одной причине — когда нереально тащатся от чтения. Вот и всё. И если ты очень хочешь, чтобы люди кайфовали с получения новых знаний, тебе придётся обеспечить им кайф. А это сложно в случае детей и почти невыполнимо в случае взрослых, не имеющих к этому наклонности. Что, если будет изобретен безопасный и действенный способ воздействия на мозг, который позволит кайфовать не только с «инстинктивных» наслаждений (у людей нет инстинктов, дорогие авторы), но и с интеллектуальной деятельности? Уверена, найдётся много зануд, которые бы ополчились на него просто потому, что люди должны страдать.

Кстати, интересующихся хочу отослать к работам Дэвида Пирса. Идеал этого философа и учёного — как раз такой мир, в котором люди имели бы тысячи возможностей для наслаждения, включая интеллектуальные. А вообще, можно просто отстать от людей и прекратить думать, что все обязаны интеллектуально развиваться. Не спешите вопить от ужаса — если подумать, эта крамольная мысль не так кошмарна, как кажется.

Что касается выдуманных миров, снов и грёз наяву, то разве не этим испокон веков занимались все писатели? Я думала, в этом и состоит мастерство литератора. Вот Стругацкие, например, создали очень кайфовый и эскапистский мир «Хищных вещей века». И не надо снова заливать про духовную и интеллектуальную ценность — уверена, дрожка расширяет сознание и раскрывает бездны смысла получше множества философских трактатов.

В конце концов, разве книги в конечном итоге учат не добру, эмпатии и гуманности? В описанном обществе с этим как бы и нет проблем, во всяком случае, их явно не больше, чем в нашем, так не переоцененён ли этот аспект? И намного ли высокомерные интеллектуалы добрее общей массы? По мне, так нет, по мне, они часто желчны, недоброжелательны и полны неиссякаемого презрения к «быдлу». А ещё они почти всегда предаются всем тем наслаждениям, которые так рьяно поносят, только не с радостью и любовью к людям, а с ненавистью и самоедством. Как говорится, если нет разницы, то зачем платить больше?

Мир, описанный в «Хищных вещах века», идеален. Серьёзно, он идеален. В нём вообще недостатков нет — кроме тех, что являются пережитками другого устройства общества. Это не «Дивный новый мир», в котором много плюсов, но много и минусов. У людей полно наслаждений на любой вкус, но при этом я совсем не могу назвать их духовно нищими, если под духовностью не понимать беспрестанный мазохизм. Та же дрожка открывает огромный простор для фантазии, раскрепощая воображение. С эмпатией у них тоже всё в порядке — многие не одобряют насилия и жестокости. У них есть представление о романтической любви, мало отличающееся от нашего, судя по сюжету популярного сериала. У них даже есть чёткое представление о грани, за которую нельзя выходить, судя по ужасу перед слегом. Да они даже здоровья не портят — та же дрожка, как многократно подчёркивается, абсолютно безвредна. Нарочно захочешь идеальное общество придумать — не придумаешь так круто, как сделали Стругацкие. Не в пример привлекательнее всех известных мне утопий.

Да, рассказ о мозге обезьянки был впечатляющим, но, как я поняла, это был отдельный ужасный эпизод, вообще никак не характеризующий общество. Скажем, преступленией в нём не меньше, чем в нашем, но зато основная масса в целом живёт несравненно лучше. Да и преступления — не следствие показанной системы, а, наоборот, пережиток прошлого. А ещё львиную их долю совершают те самые интеллигенты. Серьёзно, если читатель больше сочувствует тем, кто бросает газовые бомбы на дрожки, чем тем, кто страдает вследствие таких нападений, у него большие проблемы с эмпатией. От такого человека чего угодно ожидать можно, каких бы там добрых и умных книжек он ни читал, я бы от такого подальше держалась. «Если во имя идеала человеку приходиться делать подлости, то цена этому идеалу — дерьмо», да, Жилин?

Вопрос о том, что такое слег, остаётся для меня открытым. Возможно, под его влиянием большинство людей действительно испытывают и воплощают кошмарные и деструктивные желания. В таком случае я претензий к его демонизации не имею, но и характеризовать данное общество это никак не может, судя по всеобщему ужасу перед этой штукой. Если же слег «страшен» лишь глубиной погружения, яркостью ощущений и небывалой степенью наслаждения, то вынуждена с прискорбием признать, что главный герой — психопат, который очень не хочет, чтобы люди были счастливы.

Жилин, тебе просто нужно быть проще. И проще — в данном случае значит умнее, а не глупее.

Почему же я всё-таки ставлю 8? А за этот самый мир. Спасибо Стругацким, что без своего ведома создали такой прекрасный город, в котором мне так хотелось бы жить. Именно поэтому я взяла такой ник, именно поэтому хочу постоянно напоминать себе об этих авторах. Быть может, вселенная «Хищных вещей» — моя личная грёза на личной дрожке.

Итого: плюс 8 баллов за чудесную вселенную, минус два балла за брюзжащее занудство. Как видите, моё удовольствие было не так уж сильно омрачено бомбами мизантропии.

Оценка: 8
– [  10  ] +

Ссылка на сообщение ,

Повесть «Хищные вещи века» фактически является частью предполуденного цикла, хотя она содержит в себе многие элементы, которые позже будут использованы Стругацкими в других, не-полуденных произведениях. И по сути «ХВВ» более похожа на эти другие произведения — такие, как «Пикник на обочине» или «Гадкие лебеди». Их объединяет то, что во всех этих произведениях мы видим некую условную капиталистическую страну, где общество оскотинивается, и почти все только и делают, что пьют, курят, едят и деградируют. В то время было принято считать, что мы не такие, но потом стало понятно, что это и про всех нас — «Полдень» пока так и не сбылся, а мы имеем то, что видим вокруг.

В такое деградирующее общество попадает главный герой повести Иван Жилин. В повести можно заметить и отголоски темы прогрессорства — Жилин выступает не просто в роли разведчика, но и задумывается о том, как вылечить этот больной социум. Когда братья Стругацкие это писали, они создавали антиутопию, показывая многие черты мира изобилия и общества потребления гипертрофированными. Но прошло время и стало казаться что это полный аналог нашего мира, в котором мы живём — он отличается деталями, но по сути мы идём именно в этом направлении.

Как спасаться? Авторы ответа не дают. Кроме нашей собственной осознанности ничто нам помочь не может.

Оценка: 9
– [  7  ] +

Ссылка на сообщение ,

Скорбная книга. В меланхолично-лиричном смысле. За сорок лет до аудионаркотиков, вышедших в реальный мир сетевых троллей и всеобщего пресыщения Братья написали... это... сбылось...

В 2023 году это произведение выглядит довольно беззубо, поскольку весь описанный кавардак уже почти совсем воплотился в нашей повседневной реальности.

Для 1965 года же это и вовсе довольно смелая книга, которая, помимо прочего, осторожно прощупывает почву для некоторых откровенно противных коммунизму идей, нашедших более глубокое выражение в «Граде Обречённом».

Да, читателям, возмущённым тем, что в «Факапе» Харитонова

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Юрковский (и кое-кто ещё, но сейчас это не важно)
— гей, не помешало бы вчитаться в оригинал и сообразить, что вообще-то в «Хищных Вещах Века» такой тип отношений уже присутствует. Причём, в несколько более аморальном и куда более противном коммунизму варианте.

Но довольно футурологии и самосбывающихся прогнозов!

Как НФ книга умеренно толковая и довольно лёгкая. Политическими вопросами не испорчена, избыточной наукообразной заумью не страдает.

Правда, начинающему читателю фантастики её рекомендовать сложно. Поскольку, с одной стороны, всё это в общем уже почти сбылось и как фантастика не воспринимается, а с другой стороны, слогом изложено довольно советским.

Вещь для ценителей.

Довольно хищная.

Обращаться осторожно.

Оценка: 10
– [  7  ] +

Ссылка на сообщение ,

🎶 Keosz – They Took All I Had

Даже не знаю с чего начать, ибо в столь небольшой повести Стругацкие как всегда сумели уместить чуть ли не все свои мысли. Перед тем, как открыть книгу, я прочитал аннотацию, где говорилось о наркотиках и о отупение. И сразу мысль: «Почему эта книга входит в цикл «предполудня»? Причем тут Жилин?» И почему-то мне на ум приходит книга «451° по Фаренгейту». Начал читать, и до чего же мне не зашло начало, и до середины читал чисто из принципа, но то, чем на самом деле оказалась книга, меня не на шутку взбудоражило в хорошем смысле. И я такой: точно, вот оно что!

🎶 Keosz – Parents

Представьте себе самый обычный бытовой прибор, имеющийся в каждом доме. И вот одному или двум случайным изобретателям удается вытащить какую-то деталь, которая позже окажется наркотиком. Нет, это не вещество, не парные испарения и не что-то такой. Это просто то, что будет искушать человека, он будет подаваться этим страстям и захочет уйти в фантазии и сны. Да, об этом узнают все. Но ведь это невозможно запретить, это нереально, и тут нет виноватых и умышлеников. Тут своего рода Стругацкие снова предсказали технологии, из-за которых человек из-за сытой жизни и изобилия захочет расслабиться ещё больше, уйти от естественного и необходимого. Сразу приходит на ум эти ваши VR-игры, компьютерные реальности и прочая чепуха, что нам предоставляет страстный взрослый мир. Нам уже без скрытности пытаются навязать лживые потребности, которые, и никак иначе, только останавливают человека. Как с этим бороться? Как не поддаться этому, когда почти каждый второй поддается всему страстному, что разрушает человека и не хочется развиваться, а только самоуничтожается? Ответ дал Жилин: «До тех пор пока человеческое мировоззрение не будет восстановлено, люди будут умирать и становиться идиотами...» Пожалуй, это самые мощные слова, что я читал когда-либо в литературе. Но про какое такое мировоззрение братья говорят, я сказать не решаюсь. Но хотя бы из моральных принципов просто не иметь вредные привычки и понять уже наконец-то, что в этой жизни главное не нажраться, не напиться или кайфануть от этого злого мира, а поесть, но не нажраться, в меру всё — и двигаться далее, развиваться и расти, ведь это и есть жизни. И ведь задача наша — не останавливаться. Повесть как никогда актуальна и, вероятнее всего, будет актуальной всегда. И потому хорошо понятно состояние Жилина в конце. И я даже забывал, что читаю фантастическую повесть.

🎶 Northumbria — Vinland

P.s. В очередной раз нужные эмбиенты подобрались из плейлиста, передающие настрой книги.

Оценка: 9
– [  8  ] +

Ссылка на сообщение ,

Часто, читая книги Стругацких по-настоящему понимаешь о чём они только ближе к их концу. И иногда, если ты настроен на чтение чего-то такого, это здорово удерживает интерес, а иногда просто раздражает. Лично я прочитала «Хищные вещи века» только со второй попытки. Три года назад книга показалась мне скучной, от неё клонило в сон и я бросила читать на середине. А в этот раз я испытала полное погружение и с удовольствием прочитала повесть за пару дней, и думаю прочитала бы ещё быстрее, будь в сутках больше часов.

«Хищные вещи века» – это антиутопия внутри утопии. В предыдущих книгах серии нам показывали несбывшуюся в нашей реальности утопию, а в этой окраину этой утопии, в которой случаются порой вещи пострашнее героических смертей. Книга вгоняет в тоску и заставляет тревожиться, в ней невозможно предугадать что будет дальше... Главный герой на протяжении истории плохо понимает, что происходит вокруг него, а читатель ничего не понимает вместе с ним. Было здорово в конце получить объяснение, но очень трудно сейчас пытаться передать свои впечатления...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Пик моей тревоги пришёлся на момент, где Жилин, уже знакомый и полюбившийся нам Жилин, с возрастом как будто несколько уставший от всего, пробовал СЛЕГ, который думаю можно описать, как супернаркотик, пробовал несмотря на то, что видел к чему это может привести, игнорируя все предостережения окружающих его людей. Хотелось влезть в книгу и остановить его...

Оценка: 8
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Стругацкие активно выступали против представления о том, что важнее всего материально обеспечить человека всем необходимым, а всякие там духовные потребности приложатся сами по себе. В том же 1965 году вышла повесть «Понедельник начинается в субботу» с красочным разоблачением этой идеи (модель-кадавр Выбегалло должна была эволюционировать от «счастливого человека» в «исполина духа»), а повесть «Хищные вещи века» практически полностью посвящена этой проблеме и мучительным поискам путей её решения.

Ясных путей Стругацкие предложить так и не смогли. Понятно, что должно вмешаться общество, потому что эгоистический принцип «личное счастье — прежде всего» не может не привести к торжеству гедонизма и аморализма. Так и произошло. В 1965 году мир ХВВ казался утрированной антиутопией, сейчас это почти слепок с реальности. Если СССР находился на одном полюсе взаимоотношений человек-государство (жёсткий контроль личности), то мир ХВВ — на противоположном (делаю что хочу, не нравится — отвернись). Где золотая середина и в чём она заключается, неизвестно.

«Хищные вещи века» вызвали волну (пока ещё не шквал) партийной критики, в основном за допущение что капиталистическое общество может обеспечить население по потребностям (это противоречило мнению Энгельса).

Оценка: 10
– [  8  ] +

Ссылка на сообщение ,

Повесть мрачная, даже страшноватая, аналогии настолько близки к современности, при прочтении забываешь, что читаешь фантастику.

Но всё равно интересно!

Огромный плюс повести то, что это отдельное самостоятельное произведение. Впервые прочитал лет двадцать назад и тогда она попалась в руки в виде отдельной книги. И не было даже упоминания, что она входит в какие-то циклы. О существовании циклов Полудня узнал только спустя лет пятнадцать после прочтения. При прочтении фамилии Жилин и Юрковский не говорили вообще ничего. И, как ни странно, повесть от этого ничего не потеряла. Приходит на ум аналогия с циклом «Тёмная башня» Кинга. Прочитал первые три книги, четвертую не осилил, и читать последнюю (не помню какую по счёту) не вижу смысла. Как пел Высоцкий «Фильм часть седьмая, тут можно поесть, потому что я не видал предыдущие шесть...».

Оценка: 10
– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

«Хищные вещи века» относятся к условному «Предполуденному циклу». После прочтения повесть оставила давящие ощущения. Нет, она отнюдь не плоха, просто то, что описали Стругацкие в середине прошлого века, мы можем наблюдать сейчас воочию.

Разведчик Иван Жилин прибывает в небольшой южный городок. У него есть миссия – узнать больше о новом загадочном наркотике, обнаружить его источник и поставщиков. Жители города ведут себя очень странно: они равнодушны ко всему кроме достижения удовольствия и веселья. Перед нами общество потребления в его самой ужасной ипостаси. Вся жизнь этих людей посвящена праздным гуляниям, танцам, алкоголю и наркотикам. Весь город с наступлением темноты превращается в гигантский карнавал, буйство жизни. Однако не все жители согласны с обозначенным выше порядком вещей. Есть также представители общественных движений (грустецы и перши), террористы-радикалы (интели), олигархи, уничтожающие произведения искусства (меценаты). Каждый из них борется за свои убеждения и идеалы, которые на деле далеко не так благовидны, как кажется сначала. А ещё есть загадочные рыбари, предоставляющие экстремальный, а порой и смертельно опасный, отдых уставшим от переизбытка удовольствия потребителям.

Большую часть повести главный герой совершенно не понимает, что вокруг творится. Мирный городок и счастливые жители запросто притупляют внимание. Однако при более внимательном рассмотрении обнаруживаются пугающие вещи. Даже информатор, отправленный в этот город ранее, ведёт себя очень странно, а бывший боевой товарищ не выходит на связь. Пытаясь докопаться до истины, Иван то чуть не погибает от рук взбесившегося робота на аттракционе рыбарей, то случайно попадает на закрытый аукцион меценатов, откуда вынужден спасаться бегством. Однажды решив вечером просто прогуляться с девушкой-соседкой, главный герой сначала попадает под действие устройства, влияющего на психику (так называемую дрожку), а затем оказывается в центре теракта, подготовленного интелями. Одним словом скучать Ивану некогда. Сама картина молодёжи, танцующей в пьяном угаре под дрожку, напоминает мне современные ночные клубы.

В этом перенасыщенном удовольствиями обществе потребления появляется некий новый наркотик – слег. О нём все знают, но упоминать считается неприлично. Слег способен даровать полное отстранение от реального мира и абсолютное удовольствие. В иллюзорном мире, который создает слег, все потаённые желания становятся реальностью. Для человека слабого духом такой мир гораздо привлекательнее настоящего. В итоге подобный наркоман перестает есть, пить и в скором времени умирает. Казалось бы гений, создавший слег, должен быть настоящим чудовищем. Однако выводы, к которым приходит Жилин в конце расследования, гораздо страшнее. Этими выводами авторы ещё раз подчеркивают склонность подобного общества к саморазрушению. Такой расклад не может не удручать, так как тенденции к созданию типичного общества потребления мы видим сейчас вокруг.

Итог: Угнетающая повесть, которая страшна своими пророчествами. Возможно, полвека назад всё описанное Стругацкими казалось лишь фантазией, но вот сейчас это общество потребления окружает нас. Многим не нужны книги и образование, гораздо важнее обвешаться дорогими вещами или позалипать в Tiktok. Научно-популярные фильмы показывают только по специализированным каналам, а федеральные каналы забиты отупляющими ток-шоу. Всегда ли достаток равняется счастью? Есть о чём задуматься.

Оценка: 9
– [  10  ] +

Ссылка на сообщение ,

Когда я впервые прочитал эту книжку, меня поразило точность попадания в окружавшие меня культурные реалии -- с материальными как-то не срослось. На перекрестках действительно торчали подростки, танцевавшие от скуки модный танец -- только он назывался брейк, а не фляг. Но тоже красивый, если умеешь его танцевать. И перши были -- только назывались панками. И слег был -- ну, попроще, конечно, не чуйский даже, а кубанский, и не слег, конечно, а план. Но с тем же эффектом. И «за старую, добрую Родину, против вредных влияний» тоже звучало в каждом актовом зале.

ХВВ -- одно из самых законченных и аккуратно собранных произведений Стругацких. Фактически, грубый фол только один -- разговор Жилина с молодым человеком из джунглей выпадает из общей ткани произведения, он чужд, как недорогие вставные челюсти. Мне показалось, что авторы при написании этой повести уже испытывали мировоззренческий кризис: ранний, брызжущей энтузиазмом Мир Полдня уходит, приходит время проблемных сюжетов.

Хорошо продуманная книга.

Оценка: 9
– [  3  ] +

Ссылка на сообщение ,

Раннее творчество Стругацких, неплохо подойдёт чтобы втянуться начинающему. В меру социал-фантастичное, в меру лиричное. Немного напоминает на роман Филипа К. Дика «Помутнение»: правда он не такой грустный и депрессивный.

От себя хочу ещё выделить отличные, как по мне, цитаты из книги:

1) «Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу — дерьмо».

2) «Дурак стал нормой, еще немного — и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него восторженные хороводы. А газеты водят хороводы уже сейчас. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты бодрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистичный, дурак, и какой ты, дурак, умный, какое у тебя тонкое чувство юмора, и как ты ловко решаешь кроссворды!... Ты, главное, только не волнуйся, дурак, все так хорошо, все так отлично, и наука к твоим услугам, дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни о чем не надо думать… А всяких там вредно влияющих хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем (с тобой, да не разнести!)».

3) «Спасать. Опять спасать. До каких же пор вас нужно будет спасать? Вы когда-нибудь научитесь спасать сами себя? Почему вы вечно слушаете попов, фашиствующих демагогов, дураков опиров? Почему вы не желаете утруждать свой мозг? Почему вы так не хотите думать? Как вы не можете понять, что мир огромен, сложен и увлекателен? Почему вам все просто и скучно? Чем же таким ваш мозг отличается от мозга Рабле, Свифта, Эйнштейна, Строгова?»

4) «Люди, ушедшие в иллюзорный мир, погибают для мира реального. Они все равно что умирают. И когда в иллюзорные миры уйдут все — а ты знаешь, этим может кончиться, — история человечества прекратится…».

5) «Изобилие, мол, не цель, а средство. Мы отвечаем на это так: всякое средство было когда-то целью. <...> Горе той стране, где изобилие в нужный момент не станет из цели средством».

Оценка: 9
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Не люблю афоризм «Запад загнивает», ибо процесс «гниения»-разложения является для человеческого общества перманентным, очень глупо это отрицать, да ни одной цивилизации не удалось толком обмануть законы общественного развития и гарантированно остановить своё «загнивание» без радикальных общественных потрясений. Успех предков и заработанное ими богатство неизбежно, вот прям со времён Вавилона и Рима, делают людей ленивей, трусливей, пассивней. Кто захочет идти биться с варварами и колонизировать новые земли, рискуя своей жизнью и жертвуя комфортом и благополучием, когда на форуме тебе и так дадут бесплатный хлеб и позовут в цирк на дармовое зрелище? Но этот роман прям яркое воплощение этой фразы. Да, жизнь богатая и неплохая, но непонятно, а зачем она нужна человеку? К чему вообще стремятся все эти люди и ради чего живут? Это вообще тяжелейший фундаментальный вопрос, наша неспособность ответить на него стала одним из непоследних факторов поражения и распада СССР. Я сам не берусь даже пытаться отвечать на этот вопрос.

Ну и естественно, тема мещанства, которая так или иначе затронута многими работами Стругацкий. Обленившиеся успешные бюргеры-мещане, которые стремятся построить коммунизм в отдельно взятой квартире и не выходят в своих амбициях за пределы личного, ну, в лучшем случае, семейного благополучия. Как с этим бороться — тоже неясно. Кто может запретить человеку стремиться к лучшей жизни и накоплению жизненных благ? Да и зачем? Точно так же жестокий кризис рынка потребительских товаров в СССР не привёл нашу страну ни к чему хорошему, миллионы людей бесило и раздражало то, что они не могут вволю купить себе джинсов-видеомагнитофонов-машины и прочего барахла.

Вот такие непростые вопросы и ставят здесь Стругацкие. И мудро особо не пытаются на них ответить, сам герой остаётся в подвешенном положении, особо не осознавая на самом деле, а что он вообще способен сделать с этим «загнивающим» обществом?

Оценка: 8
– [  10  ] +

Ссылка на сообщение ,

Если отбросить условности и принять, что «Страна багровых туч», «Путь на Амальтею», «Стажёры» и «Хищные вещи века» всё же представляют в совокупности единый Предполуденный цикл, то «Хищные вещи» явно становятся особняком. В первых трёх доминирующей темой является космос, можно сказать, что это гимн человеку-первооткрывателю, человеку, поднявшему взор к небесам, методом проб и ошибок осваивающему Солнечную систему, то здесь читатель вместе с главным героем Иваном Жилиным, так сказать, спускается на грешную землю. И «грешная земля» здесь явно уместный эпитет. Впервые тема мещанства (одна из центральных тем в творчестве АБС в целом) затронута и довольно широко развёрнута в «Стажёрах», однако там не было такого упора на вещизм, развлекаловки от безделья и бунты сытых. ХВВ же задаёт целый манифест (не побоюсь этого слова).

Если «Стажёров» можно отнести к переходному периоду, к поиску того главного, что станет для авторов путеводной звездой на долгие годы, то «Хищные вещи» — это, на мой взгляд, первое полноценно программное произведение АБС, начало «взрослых Стругацких».

В отзывах часто указывают на некоторую несуразность, нелогичность того факта, что бывшего космонавта Жилина ставят во главе чисто земного расследования — дознания в рамках деятельности планетарного Совета Безопасности. Признаться, я до недавнего времени тоже так считал. То есть, прочитав в юности повести по отдельности, не особо заострил на этом внимание, впоследствии же пришло ощущение некой натяжки, будто бы авторы «впихнули» Жилина в ХВВ ради соблюдения преемственности произведений внутри цикла. Однако сейчас, прочитав все четыре повести залпом в течение недели, я вдруг понял, что никакой нестыковки тут нет: на самом деле земные дела и работа на благо общества — это и есть изначальное призвание Жилина. Об этом прямым текстом сказано в нескольких фрагментах «Стажёров». Там же мы видим получение им навыков работы силовиком и безопасником. То есть, думается мне, что выбор космической стези для него было ошибкой незрелой молодости, попал он на «Тахмасиб» вовсе не повелению души, а по распределению. Чуть позже ошибку он эту осознал и «списался на Землю», где занялся тем, что было ему ближе. Благо, «космический опыт» — неплохая позиция в резюме соискателя на должность в Совете Безопасности.

Всеобщий достаток — цель или средство? — так ставят вопрос авторы в «Хищных вещах». И если АБС отвечают на вопрос однозначно, то в рамках современной парадигмы общественного развития проблема так и остаётся дискуссионной, а в последнее время общество потребления самим своим наименованием и вовсе склоняет стрелку в противоположную сторону. Накормить всех, а зачем? Остановиться на достигнутом, представив это целью, раем на земле, или идти к чему-то большему, подразумевая удовлетворение материальных потребностей лишь минимальным базисом для достижения гораздо большего и высшего? Не будем обращаться к текущему положению вещей — и без того всё понятно.

Мне всегда режет слух, когда говорят о пророчестве авторов литературных и иных произведений. Кстати, правильнее будет называть это прогнозом, но не в этом суть. У меня всегда возникает вопрос: а что же ценного было в этом предвидении? Какая практическая значимость в том или ином прогнозе, тем более что обычно к этому прибавляют что-то вроде «пророчество, которое так никто и не воспринял всерьёз». Однако сегодня, дочитав «Хищные вещи», освежив в памяти полузабытые постулаты, я вдруг поймал себя на одном интересном ощущении. Впервые прочитал эту книгу в юности, в период морального становления, впоследствии конкретику, разумеется, подзабыл. Но сейчас отчётливо осознаю, что именно эта книга преподала мне первый урок некоторых жизненных премудростей. Пренебрежение к мещанству, непринятие вещизма мне привила именно эта книга, хотя я и не отдавал себе в этом отчёта в последующие годы.

Тревожная концовка Предполуденного цикла. Утро Мира Полудня выдалось переменчивым. Мы видим, что тучи в то утро сгустились серым и свинцовым. Однако помним, что это — временная непогода. Совсем скоро грядёт солнечный Полдень, который окрасит всё вокруг в жизнерадостные и яркие тона.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх