fantlab ru

Владимир Арсеньев «Дерсу Узала: Из воспоминаний о путешествии по Уссурийскому краю в 1907 году»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.46
Оценок:
118
Моя оценка:
-

подробнее

Дерсу Узала: Из воспоминаний о путешествии по Уссурийскому краю в 1907 году

Другие названия: Дерсу Узала

Роман, год (год написания: 1917); цикл «В дебрях Уссурийского края»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 28
Аннотация:

Арсеньев ведет рассказ о суровом странствии в сихотэ-алинской горной стране; однако описание естественнонаучных будней исподволь оборачивается посвящением в тайнознание дальневосточных народов: гольдов, удэгейцев, орочей, китайцев. Тело, дни и ночи принужденное быть настороже, сотрясаемое адреналиновыми бурями, делается открытым духовным мирам.

Входит в:


Похожие произведения:

 

 


По Уссурийскому Краю
1949 г.
В дебрях Уссурийского Края
1950 г.
В дебрях Уссурийского края
1952 г.
Дерсу Узала
1954 г.
Дерсу Узала
1955 г.
Дерсу Узала
1960 г.
Дерсу Узала
1965 г.
Дерсу Узала
1969 г.
Дерсу Узала
1972 г.
Дерсу Узала. Сквозь тайгу
1972 г.
Дерсу Узала
1978 г.
Дерсу Узала
1978 г.
Дерсу Узала
1979 г.
Дерсу Узала
1983 г.
По Уссурийскому краю. Дерсу Узала
1983 г.
Дерсу Узала
1984 г.
Избранные произведения в двух томах. Том 1
1986 г.
Детская литература
1987 г.
В дебрях Уссурийского края. По Уссурийскому краю. Дерсу Узала
1987 г.
Дерсу Узала
1987 г.
Дерсу Узала. Последний костёр
1987 г.
Дерсу Узала
1988 г.
Дерсу Узала
1988 г.
Книга для внеклассного чтения учащихся национальных школ РСФСР
1988 г.
Дерсу Узала. Сквозь тайгу
1989 г.
По Уссурийскому краю. Дерсу Узала
1994 г.
Дерсу Узала. Сквозь тайгу
1997 г.
Том I
2007 г.
Дерсу Узала
2010 г.
Дерсу Узала
2013 г.
Дерсу Узала
2015 г.
По Уссурийскому краю. Дерсу Узала
2016 г.
Том I
2020 г.
Дерсу Узала
2021 г.
Дерсу Узала
2022 г.
По Уссурийскому краю. Дерсу Узала
2022 г.

Самиздат и фэнзины:

Дерсу Узала
2022 г.

Аудиокниги:

Дерсу Узала
2006 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  13  ] +

Ссылка на сообщение ,

Космическая этика

«Во время ужина я бросил кусочек мяса в костёр. Увидев это, Дерсу поспешно вытащил его из огня и швырнул в сторону.

— Зачем бросаешь мясо в огонь? — спросил он меня недовольным тоном. — Как можно его напрасно жечь! Наша завтра уехали, сюда другой люди ходи кушай. В огонь мясо бросай, его так пропади.

— Кто сюда другой придёт? — спросил я его в свою очередь.

— Как кто? — удивился он. — Енот ходи, барсук или ворона; ворона нет — мышь ходи, мышь нет — муравей ходи. В тайге много разный люди есть.»

Акира Куросава снял по этой книге фильм, отмеченный Оскаром 1976, а из книжного шкафа на меня все детство смотрел корешок ее обложки. И даже несмотря на такой звездно-культовый статус, подкрепленный давним знакомством с физическим носителем текста, не хотела читать «Дерсу Узала». «Про какого-то старика азиата, как он ходил в тайге с экспедицией? — думала. — Не, мне такое не интересно». Весной писала Тотальный диктант, автором которого в нынешнем году был Василий Авченко, и в моем варианте текста — рассказ о том, что все сущее: животные, растения, даже туман и камни — все было для Дерсу «люди», с пересказом отрывка, который вынесла в эпиграф. И тогда я поняла, что прочту.

Не прочла глазами, послушала аудиокнигу в суховатом академичном исполнении Александра Котова, как нельзя лучше ей подходящем. Книга Владимира Арсеньева — это беллетризованный рассказ о дальневосточной экспедиции Русского географического общества 1907-1908 годов. Сочетание художественной литературы с научно-популярной. Сведения по географии, геологии, биологии и зоологии, этнографии, фольклористике, оплетенные рассказом о путешествии сквозь уссурийскую тайгу с проводником гольдом (нанайцем). Хотя на самом деле Дерсу Узала принадлежал к ныне вымершему племени Дерсу.

Рассказчик был знаком со своим героем прежде, тот уже работал с его предыдущей экспедицией, Арсеньев рассказывал о нем в книге «По уссурийскому краю» потому не стоит ждать подробной экспозиции с описанием внешности и предыстории. Собственно, то и другое добавится по ходу чтения. Дерсу Узала, лесной человек — охотник и бродяга, потерявший семью и не имеющий своего дома. Живет тем, что промышляет в тайге соболя и ищет женьшень, за то и другое хорошо платят. Лес для него открытая книга, повадки зверей и свойства растений известны ему так же хорошо, как каждому из нас его квартира.

Осмотрев место ночевки другой группы, он назовет не только количество ее членов, но скажет об их национальности и уровне подготовки к путешествию. По особым приметам скажет, когда разразится буря, когда будет сильный дождь и надо заранее побеспокоиться о надежном укрытии, а когда можно не беспокоиться тревожными знаками и продолжать движение. Из подручных материалов смастерит зонтик, дымоотвод для палаточного очага — да что угодно. Без промаха бьет зверя и птицу, но никогда ради забавы, из пустого бахвальства и молодеческой удали. Не больше, чем члены экспедиции могут съесть и обязательно поделится с теми, кто по соседству. Это ведь только нам, из нашей городской скученности, лес кажется пустым. На самом деле в нем множество разного народа.

Дерсу немного шаман, разговаривает с духами, остережет от ночевки в «нехорошем» месте. Отчасти полиглот — кроме родного и корявого, но удивительно поэтичного русского, владеет немного китайским и корейским, вот тебе и безграмотный дикарь, никто из цивилизованных членов экспедиции похвастаться таким многоязычием не может. И в то же время Арсеньев далек от идеализации своего проводника, за громадным уважением одного профессионала и мастера к другому мы продолжаем видеть в нем неопрятного старика азиата и в каком-то интернациональном смысле человека из «Лагуны» Бродского: «Потерявший память, отчизну, сына, по горбу его плачет в лесах осина. Если кто-то плачет о нем вообще».

Финал достаточное тому подтверждение. Умирает эпоха, Последний из Могикан уходит из упорядоченной сытой обеспеченной городской жизни, так и не сумев к ней приспособиться, в лес, всегда бывший ему домом, чтобы погибнуть там от руки дилетанта грабителя и быть закопанных у дороги. И само место его могилы потеряется. Сдержанная арсеньевская проза, не поражающая стилистическими изысками, поднимается здесь до высот невыносимой правды. Вот урядник, довольный, что убитый всего лишь бродяга без роду, без племени и неприятностей из-за него от начальства не будет, распоряжается жандармам рыть могилу прямо здесь. Вот друг убитого стоит рядом и смотрит, как его закапывают. Без рыданий, без пафоса: жил человек и нет его.

И может быть именно эта спокойная констатация делает книгу великой. Все мы люди: и тигр, и медведь, и ворона, и муравей — все там будем.

Оценка: 9
– [  19  ] +

Ссылка на сообщение ,

Собственно говоря, рассматривать эту книгу в качестве отдельного произведения не совсем правильно, да и весьма часто о ней пишут как о второй книге дилогии «В дебрях уссурийского края». Да и хронологически и событийно она напрямую продолжает книгу «По уссурийскому краю». Так что лучше и правильнее всего читать обе книги подряд одна за другой либо сразу, либо если с перерывом, то непродолжительным — чтобы оставаться в общей энергетике этой своеобразной документально-научно-художественной литературы...

Всё-таки обе книги дилогии не совсем документальны, хотя полностью основаны на совершенно реальных событиях и экспедициях. Просто Арсеньев в интересах задуманной им книги о Дерсу Узала немного изменил время экспедиций, а образ книжного Дерсу всё-таки чуточку собирательный, хотя в основе его лежит реальный человек с точно таким именем — по крайней мере так я понял написанное в сопроводительной статье Игоря Кузьмичёва «Слава доброго человека»...

Сам принцип и основное содержание книги «Дерсу Узала» в сравнении с первой книгой практически не изменилось — читателя по-прежнему ждут описания походов и экспедиционного быта; мы вновь вместе с Арсеньевым будем наблюдать и записывать виды встречаемых растений и обозначать ареал их распространения в уссурийской тайге и на побережье; многочисленные встречи с пернатыми и лохматыми обитателями уссурийских мест привлекут внимание читателя меткими наблюдениями автора книги за поведением и тонкостями их жизни; множество деталей в описании сцен жизни коренного населения этих мест вызовут у читающего если не восторг, то восхищение и удивление и наблюдательностью Арсеньева, и его отношением к представителям туземного населения, и изумление тем, как тонко и точно всё было устроено природой для того, чтобы весь этот уссурийский массив живого — растений и животных, птиц, рыб и людей — мог не просто существовать, но относительно благополучно выживать и развиваться в своём природном естестве.

Но главное всё-таки в этой книге — это фигура и личность вот этого полулегендарного старика Дерсу Узала! Который умел читать тайгу как мы читаем написанное типографским шрифтом, который относился в тайге и её обитателям как к живому существу — вплоть до обожествления и анимирования природных объектов типа рек и ручьёв, не говоря уже о птицах и животных, не зря этот самобытный человек всех их называет одним словом — Люди. Который не раз и не два спас жизнь самому Арсеньеву и благодаря которому все экспедиции с его участием попросту благополучно заканчивались — и это вовсе не переоценка!

Возможно сейчас всё это выглядит примитивно и даже первобытно, но ведь тут же всплывают фамилии Вернадский, Рерих, Гумилёв... Да и просто, разве это не самое единственно правильное отношение к природному миру, частью которого (а отнюдь не хозяевами) мы являемся? И разве смешно вот это отношение Дерсу к сухарным и хлебным крошкам и просто любым остаткам пищи, которые по его убеждённому мнению нужно непременно высыпать в траву или в кусты, а никак не в костёр — потому что другие люди придут и съедят, имея ввиду под словом люди птиц и зверей тайги...

И конечно этот могучий таёжный старик был совсем не приспособлен к жизни городской, конечно он маялся в клетке, в ящике городской квартиры... И конечно он не мог не уйти назад, в тайгу, туда, где он был свободен...

Могучая книга! Вся дилогия могучая!

Оценка: 9
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Современная фантастика не может — в тематическом плане — довольствоваться элементами собственно внутрижанровыми, должна поэтому «прислоняться» к чему-то более практичному, привычному и понятному. Времена, когда обалдевшая публика, открыв рот, сидела перед обложкой «20 000 льё под водой», не в силах осознать всю прелесть момента — ушли в прошлое. Хорошо это или плохо — вопрос другой, но это — есть, и относиться к этому целесообразно аки к свершившемуся факту.

Когда «брал на грудь» даевского «Поводыря» — мыслями о «прообразе» тематических вставок, экскурсов в природу и этнографию не мучайся вовсе. Это же очевидно. Шикарный двухтомник «В дебрях Уссурийского Края», не менее шикарный фильм Акиры Куросавы «Дерсу Узала».

Даже жаль, что это не фантастика. Вернее, это — глупость какая-то, что чисто ФОРМАЛЬНО это не фантастика. По духу, по антуражу, по специфике литературного материала, по массе иных признаков и метрик — это родной и любимый жанр.

Чистый представитель Светлого Храма Фантастики.

Ежели ты, уважаемый потенциальный читатель, ещё не успел воспринять — даже не сомневайся! Это — НАША книжка, на все 100%

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх