Как издавали фантастику


Вы здесь: Авторские колонки FantLab > Рубрика «Как издавали фантастику» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Как издавали фантастику


Дорогие друзья!

Предлагаем вашему вниманию рубрику, в которой мы попытаемся поговорить о том, как издают фантастику.

Мы приглашаем к участию в рубрике всех тех, у кого есть желание рассказать об изданиях своего любимого автора, необычно оформленных книгах, знаменитых и не очень сериях, дизайнерских решениях и удачных находках, шрифтах, титулах, журнальных иллюстрациях, ляссе и далее до бесконечности.

Никаких ограничений по времени и пространству нет. Единственное пожелание: ваша статья обязательно должна содержать иллюстрации, потому как лучше один раз увидеть, чем сто раз прочесть.

Администрация сайта надеется, что фантлабовцам есть что сказать. Так давайте же сделаем рубрику познавательной и интересной!

Модераторы рубрики: vad, С.Соболев

Авторы рубрики: slovar06, JimR, teron, Волочара121, Стронций 88, Igor_k, Edred, Karavaev, Dark Andrew, тессилуч, silent-gluk, VitP, bvi, discoursf, Jaelse, С.Соболев, Vladimir Puziy, Gelena, Pirx, isaev, e-Pluto, Wladdimir, NataBold, монтажник 21, марко, mskorotkov, Толкователь, ЛысенкоВИ, bellka8, swgold, Леонид Смирнов, AnastasiyaSlon, meso08, HUBABUBA, IPSE2007, stereofan, validity



Статья написана 15 июня 12:10

Начало публикации
Начало публикации

Первая публикация рассказа Владимира Савченко «Перепутанный», как и целого ряда других его произведений, состоялась в переводе на украинский язык. Публикация состоялась в номерах 9 и 10 киевского научно-популярного журнала «Наука і суспільство» за 1980 год. Переводчиком рассказа выступил известный украинский советский писатель-фантаст Александр Тесленко, а сам рассказ в переводе получил название «Зелений колір голосу».

Публикация была иллюстрирована довольно большим для такого объёма текста количеством картинок, выполненных в своеобразной примитивистской манере не указанным, увы, художником.

Два года спустя рассказ был — также на украинском — опубликован в сборнике «Пригоди, подорожі, фантастика-82» уже под названием, соответствующим авторскому: «Переплутаний». Переводчик указан не был, а сам текст перевода незначительно отличается от опубликованного в журнале.

Лишь после этого состоялась публикация на русском языке — в авторском сборнике 1983 года «Алгоритм успеха».

Почти сорок двадцать лет рассказ не переиздавался и повторно увидел свет на русском языке только в составе трёхтомника избранных произведений В. Савченко издательства АСТ (авторский сборник 2002 года «Чёрные звёзды»).

В 2015 году рассказ был переведён на английский язык и опубликован в составе антологии «Red Star Tales: A Century of Russian and Soviet Science Fiction» (редактор-составитель Ивонн Хауэлл), в которой были представлены образцы русской и советской фантастики за период с конца XIX по конец XX века.

Издание было откомментировано редактором-составителем, и комментарий к рассказу «Перепутанный» (в переводе «Mixed up») носит анекдотический характер. Привожу его полный текст и перевод на русский язык.

цитата
The first published version of this story appeared in Ukrainian in the magazine Nauka i suspil'stvo [Science and Society] 9, 10 1980, under the title “Zelenyi kolir holosu” [The Voice’s Green Color]. The second installment of the story ends with the note “Translated from the Russian by Oleksandr Teslenko.” It is possible, given Savchenko’s penchant for playing with language, that this translator is some sort of “literary mystification,” particularly since the same Teslenko is evocative of Tesla, a name connected closely to engineering and electricity.

Первая опубликованная версия этого рассказа увидела свет на украинском языке в журнале «Наука и общество», номера 9, 10 за 1980 год под названием «Зелёный цвет голоса». Вторая часть рассказа заканчивается примечанием «Перевод с русского Александра Тесленко». Возможно, учитывая склонность Савченко к играм с языком, этот переводчик представляет собой своего рода «литературную мистификацию», тем более что Тесленко напоминает Теслу — имя, тесно связанное с техникой и электричеством.

Такая вот забавная история.


Статья написана 31 мая 20:52

СЕКЦИЯ ФАНТАСТИКИ И ЛИТЕРАТУРНОЙ СКАЗКИ

22 апреля 2024 года в Петербургском доме писателя состоялось совместное заседание Секции фантастики и литературной сказки и Секции научно-популярной, документальной и публицистической литературы. Это седьмое в сезоне-2023/2024 заседание было посвящено творческому вечеру вашего покорного слуги.

2 — Тимур Максютов


Сначала писатели по сложившейся традиции участвовали в обязательной «пятиминутке хвастовства», которая очень сильно затянулась.

Первой выступила известная писательница и художница Марианна Алферова с презентацией фантастического романа Евгения Замятина «Мы», вышедшего в свет на рубеже 2023 и 2024 годов в издательствах АСТ (Москва) и Астрель-СПб (Санкт-Петербург) (серия «Шедевры мировой литературы») (https://fantlab.ru/edition401968). При этом она выступила в роли иллюстратора и автора пространных комментариев.

Вслед за ней рассказывала о своих работах многостаночница Юлия Андреева, которая представила переиздания книг про балерин Матильду Кшесинскую и Анну Павлову, а также свои новые книги: повесть «Тангера» (о знаменитой танцовщице и хореографе Марии Ньевес Рего) (СПб.: Северо-Запад, 2023) (https://author.today/post/421351) и «Пламя Жизели» (о балерине Ольге Спесивцевой) (СПб.: Северо-Запад, 2024) (https://author.today/post/479150).

3 – Марианна Алферова с книгой Замятина «Мы», 4 – Юлия Андреева



Марина Бойкова-Гальяни представила авторские сборники «Запрет на любовь. Рассказы о любви» (Ridero, 2023) (https://www.ozon.ru/product/zapret-na-lyu...) и «Любовь в Атлантиде. Рассказы и повести» (Издательские решения, 2024) (https://www.ozon.ru/product/lyubov-v-atla...).

Вслед за ней на «сцену» вышла Светлана Васильева с презентацией 33-го выпуска альманаха фантастики «Полдень» (СПб.: Издательство «Сидорович», ИП Олексенко А.А., 2024) (https://fantlab.ru/edition414182).


5 — Марина Бойкова-Гальяни, 6 – Светлана Васильева с «Полднем»


На этом «хвастовство» не закончилось. Юлия Чернова рассказала об опубликованном в сборнике «Домашние любимцы» (серия «Литературный альманах») отрывке повести «Из записок о Магдалине» (СПб.:Северо-Запад, 2023) (https://fantlab.ru/edition408870). А неутомимая Людмила Лапина похвасталась публикацией статьи о драматурге Лопе де Вега в интернет-журнале «Мозгократия» (https://mozgokratia.ru/2024/04/lope-de-ve...).

7 – Юлия Чернова: 8 – Людмила Лапина


Председатель секции фантастики и литературной сказки Тимур Максютов представил сборник фантастики и футурологии «Будущему верить!» (в серии «Мозаика миров») (М.: T8 RUGRAM, 2024) (https://fantlab.ru/edition411033), подборку его стихов, вышедшую в свет в питерском литературном журнале «Аврора» (2024, №1), и очередное переиздание романа «Монгольская баллада» (в серии «Литературная панорама») (СПб: Панорама TV, 2024, №01 (спецвыпуск)) (https://fantlab.ru/edition414308).

9-11 – Тимур Максютов со своими изданиями


И наконец состоялось главное событие нашего заседания – творческий вечер Леонида Смирнова, сопредседателя Литературной студии имени Андрея Балабухи, члена Совета Союза писателей Санкт-Петербурга, председателя Санкт-Петербургского микологического общества et cetera.

Подобного рода творческие вечера происходят уже много лет (начиная с 1997 года, когда ваш покорный слуга знакомил со своими творческими делами членов секции фантастики на предмет приема в Союз писателей Санкт-Петербурга), правда, с перерывом.

Свое выступление Смирнов разбил на три части. В первой он весьма художественно поведал аудитории о своих лесных приключениях августа 2004 года, когда имел глупость в одиночку форсировать топь на верховом Яичном болоте (Карельский перешеек). Писатели и гости наших братских секций выслушали эту драматическую историю с живейшим интересом.


Во второй части своего выступления Смирнов отчитался о проделанной работе за последние 13 месяцев (с предыдущего творческого вечера). В число 13 пунктов попало немало разного:

1) продолжение работы над библиографией отечественной фантастики (подготовка второго, исправленного и дополненного издания всех 7 томов);

2) работа над четвертым романом из цикла «На руинах Галактики» (https://fantlab.ru/work1392465) (цикл был продолжен после двадцатилетнего перерыва);

3) подготовка к изданию и выход в свет авторского сборника «Хамелеон» (СПб.: АНОК ТЦ «Борец-Арт», 2023) (https://fantlab.ru/edition403624);

4) подготовка к изданию и выход в свет авторского сборника «Мастер складок» (СПб.: АНОК ТЦ «Борец-Арт», 2024), о котором будет рассказано на Фантлабе в ближайшее время;

5) начата подготовка к изданию авторского сборника «С горки на горку» («африканские» романы);

6) издание в научно-популярном журнале «Планета грибов» (2023 (май), №15) воспоминаний о знаменитом российском микологе Александре Елисеевиче Коваленко;

7) подготовка к печати в следующем номере научно-популярного журнала «Планета грибов» статьи «Самый воинственный гриб» (о «войне» хищных грибов-кордицепсов);

8) написание 13 иллюстрированных статей, размещенных в авторской колонке на Фантлабе, в том числе 10 статей, посвященных новостям питерских фантастов;

9) подготовка и размещение свыше 100 отчетов о походах в лес, размещенных на странице ВКонтакте и в группе ВК «Планета грибов» в сопровождении более 1.000 фотографий;

10) подготовка и размещение на странице ВКонтакте и в группе ВК «Планета грибов» статьи «Итоги роста и сбора грибов на Карельском перешейке в 2023 году» в составе 8 иллюстрированных выпусков;

11) подготовлены и размещены на странице ВК иллюстрированные материалы об авторских книгах фантастики, выпущенных Л.Смирновым за последние 9 лет;

12) продолжалась работа над уникальным «Грибным дневником», где собраны десятки тысяч наблюдений за ростом грибов на Карельском перешейке за более чем полвека в сопровождении почти 100.000 фотографий;

13) участие в мониторинге редких видов грибов в рамках обновления Красной Книги Санкт-Петербурга.

Кроме того, Смирнов вел общественную литературную работу в рамках Совета Союза писателей Санкт-Петербурга, Секции фантастики и литературной сказки и Литературной студии имени Андрея Балабухи, а также микологические изыскания в группе ВКонтакте «Планета грибов», в редсовете журнала «Планета грибов» и Санкт-петербургском микологическом обществе.

12-13 – Леонид Смирнов; 14 – Тимур Максютов и Леонид Смирнов с журналом «Планета грибов»


В третьей части выступления Л.Смирнов напомнил присутствующим предысторию и историю написания Библиографии отечественной фантастики (https://fantlab.ru/work221656).

Все началось в те далекие годы, когда ваш покорный слуга был еще маленьким ребенком и знать не знал, что такое фантастика и библиография. Литературный критик Анатолий Федорович Бритиков в начале шестидесятых годов плодотворно работал в Пушкинском Доме (Институт русской литературы АН СССР) и занимался изучением сугубо реалистической литературы – творчеством Михаила Шолохова, который был бесконечно далек от фантастики. Вершиной этого труда стала его монография «Мастерство Михаила Шолохова» (Л.: Наука, 1964) (https://fantlab.ru/work83280).

Но одновременно Анатолию Федоровичу не давала покоя и русская советская фантастическая литература, которой тогда всерьез никто не занимался. Он начал писать статьи (далеко не все из них удалось опубликовать), которые в конечном счете вылились в его участие в капитальном труде «История русского советского романа» (М.-Л.: Наука, 1965). Он стал автором трех глав «Зарождение советской научной фантастики», «Научная фантастика, социальный роман о будущем» и «Эволюция научно-фантастического романа» общим объемом в 131 страницу.

На этом работа не прекратилась. А.Бритиков впервые в советском литературоведении попытался применить классический метод литературоведческого исследования в научной фантастике, которой доселе занимались сугубо отрывочно или на любительском уровне. И результат оказался блестящим. В 1970 году в издательстве «Наука» (Л.) вышла в свет первая классическая монография «Русский советский научно-фантастический роман» (https://fantlab.ru/work83281) тиражом 9.000 экз. Она было очень высокого оценена специалистами. Чтобы окончательно придать книге академический блеск, автор решил разместить в приложении к ней краткую библиографию русской фантастики (1832-1967 годы), написать которую было поручено известному критику и библиографу Борису Ляпунову. На авторской странице А.Ф.Бритикова на Фантлабе дано примечание: «Библиография упорядочена А.Бритиковым под наблюдением Е.Брандиса». От вдовы Бритикова Клары Федоровны Бритиковой в 1998 году я получил иные сведения, проверить которые теперь уже не возможно. Дескать, библиография содержала недопустимое количество ошибок, и понадобилось ее кардинально исправлять и дорабатывать, чем занимались супруги Бритиковы, а Е.Брандис реального участия в этой работе не принимал – лишь благословил ее.

15 – Анатолий Бритиков; 16 — Обложки двухтомника «История русского советского романа»; 17 – Обложка монографии «Русский советский научно-фантастический роман»


Вплоть до своей безвременной кончины в марте 1996 года Анатолий Федорович продолжал изучать отечественную фантастику. После его смерти вдова А.Ф.Бритикова Клара Федоровна решила увековечить память мужа публикацией его неизданных сочинений. Работа закипела. Основная нагрузка легла на плечи Елены Ворон – писательницы, переводчицы, редактора и верной ученицы А.Ф.Бритикова. Мы же с К.Ф.Бритиковой подготовили продолжение первой библиографии фантастики, которое охватывало 1968-1987 годы. Тогда я воспринимал эту работу всего лишь как товарищескую помощь, а потому мое имя даже не попало в число составителей библиографии.

Многочисленные попытки выпустить книгу в коммерческом издательстве или хотя бы получить финансовую помощь на ее издание завершились провалом. В результате в 2000 году в издательстве «Борей-Арт» (СПб.) мизерным тиражом 100 экз. (на личные средства К.Ф.Бритиковой и частные пожертвования) вышел в свет авторский сборник «Отечественная научно-фантастическая литература. Некоторые проблемы истории и теории жанра» (https://fantlab.ru/work83285). В его состав вошли 14 литературоведческих статей, многие из которых были опубликованы впервые.

18 – Обложка посмертного сборника 2000 года; 19 – Т.Максютов и Л.Смирнов с этим же сборником


В 2001 году эта книга собрала обильный урожай литературных премий: «Странник», «АБС-премия» и «Бронзовая улитка». Как говорится, аппетит приходит во время еды. После такого успеха К.Ф.Бритикова решила целиком и полностью издать все фантастиковедческие произведения покойного мужа. Попытки найти средства на издание трудов А.Ф.Бритикова возобновились. Л.Смирнов опубликовал в питерском журнале «Питерbооk» (2002, №2) статью «В поисках издателя (О судьбе монографии Бритикова)». Но это ничуть не помогло. Печатать двухтомник пришлось на личные средства вдовы.

В первый том «Отечественная научно-фантастическая литература (1917-1991 годы). Научная фантастика — особый род искусства» (https://fantlab.ru/work97116) вошло исправленное, дополненное и переработанное переиздание знаменитой монографии. И снова всю тяжесть работы пришлось взять на себя Елене Ворон, которая правила первоначальный текст, используя огромный массив заметок на полях, сделанных А.Ф.Бритиковым после выхода монографии в 1970 году. Особенно много изменений текст претерпел во время Перестройки и Гласности, когда критик пересматривал многие из своих прежних политических оценок. Второй том «Отечественная научно-фантастическая литература (1917-1991 годы). Некоторые проблемы истории и теории жанра» (https://fantlab.ru/work97117) является вторым изданием книги 2000 года, куда были добавлены пять не вошедших ранее статей. Уникальный двухтомник снова вышел в свет тиражом 100 экз. в издательстве Творческий центр «Борей-Арт» (2005 год).

20-21 – Обложки двухтомника 2005 года


Поначалу было решено, что в двухтомник в качестве приложения войдет окончание библиографии, которое должно было охватить четыре последних года существования СССР (1988-1991). И эта работа представлялась нам вполне подъемной. Однако, когда материал за предшествующие годы был тщательно изучен, стало ясно, что количество пробелов и ошибок зашкаливает, и библиографию дореволюционной фантастики и фантастики 1917-1987 годов необходимо полностью переделать. Объем предстоящей работы вырос колоссально, но отступать было уже некуда.

Итак, в 2001 году возобновилась работа над библиографией – теперь уже над самостоятельным пятитомным изданием, которая затянулась из-за огромного массива информации и ряда технических трудностей. Теперь уже основная нагрузка легла на вашего покорного слугу, а Клара Федоровна Бритикова осталась подлинным «мотором» проекта.

И вот в 2006 и 2007 годах на средства К.Ф.Бритиковой (полученные от продажи автомобиля и гаража) в том же самом питерском издательстве тиражом 100 экз. вышли в свет первые два тома библиографии (https://fantlab.ru/work221653 и https://fantlab.ru/work221654). Начало масштабного проекта было отмечено двумя литературными премиями 2007 года: «Звездный мост» и Беляевской.

После смерти Клары Федоровны Л.Смирнов из последних сил закончил подготовку к изданию третьего тома библиографии, но денег на печать у него не было. Положение спас спонсор, который оплатил типографские расходы (на 100 экз.) и допечатку быстро разошедшегося первого тома (еще 50 экз.). Третий том вышел в свет в 2009 году (https://fantlab.ru/work221655). На этом работа над проектом окончательно заглохла.

В феврале 2015 года (через пять с лишним лет) на горизонте снова возник спонсор-библиофил, который настоятельно предложил Смирнову продолжить библиографическую работу – теперь уже полностью на его средства. В процессе подготовки четвертого тома (С-Я) стало ясно, что в результате обработки множества новых источников (как печатных, так и электронных) он ощутимо разрастается – особенно с учетом помещенных там исправлений и дополнений к первым трем томам. И вот уже пятитомник превратился в семитомник. При этом справочный пятый том получил номер семь.

В 2018-2021 годах в издательстве Творческий центр «Борей-Арт» (СПб.) тиражом 120 экз. вышли в свет четыре завершающих тома библиографии (https://fantlab.ru/work252927, https://fantlab.ru/work252928, https://fantlab.ru/work1161730 и https://fantlab.ru/work1435970). За эту работу Л.Смирнов получил ряд литературных премий: Петраэдр (2019), Двойная звезда (2021), имени И.А.Ефремова (2022), а также диплом финалиста АБС-премии (2022).

22 – Обложки семитомной библиографии; 23 – Л.Смирнов и Т.Максютов закрывают творческий вечер


Время шло. С выхода в свет первых трех томов библиографии миновало от 14 до 17 лет. Часть материала явно устарела и потребовала переработки, вдобавок за эти годы появилось множество новых источников информации. И вот в феврале 2023 года было решено начать подготовку второго (исправленного, дополненного и переработанного) издания. Работа над многолетним проектом (конец 1960-х годов, 1998-2009, 2015-2021 и с 2023 по сегодняшний день) была в очередной раз возобновлена.


В материале использованы фотографии автора, Т.Берцевой и Фантлаба.


Статья написана 5 мая 20:20

Из интервью польской писательницы, редактора и переводчицы с русского Евы Бялоленцкой (см. ЗДЕСЬ), напечатанного в журнале "Nowa Fantastyka" в конце 2009 года. Перевод интервью готовится к публикации в колонке автора этого сообщения.

"А Россия?

Мне бы очень хотелось так же солидно издаться в России. В настоящее время реализуется проект под руководством Андрея Белянина, который любит поляков. Лет восемь назад Белянин, посетив Польшу, заметил, что многие люди говорили с ним по-русски, а он умел только поздороваться по-польски. Он также был свидетелем, когда польская женщина и россиянка беседовали, используя английский язык. Первый факт заставил его устыдиться, а второй разозлил -- это скандал, что братья-славяне, имеющие одни культурные корни, используют в качестве языка общения английский. А когда увидел, что книги русских успешно издаются в Польше, подумал, почему бы не попробовать обратное. Он начал собирать авторов из Польши, Чехии и Словакии и создал антологию. Поначалу издательство «Армада» отнеслось к проекту с большим скептицизмом. Но у Андрея в издательстве звездный статус, а у звезд могут быть свои капризы. Чтобы сделать ему приятное, издательство выпустило его антологию тиражом около 4000 экземпляров (в России это мизерный тираж). Поляков представляли Пилипюк и я. Проект возымел успех, русские выкупили тираж. Сейчас собирается четвертая антология, и у меня заканчиваются короткие тексты. Однако россияне постепенно приходят к выводу, что раз уж рассказы славянского Запада продаются, стоит заняться нашими романами. И кто знает, может быть, они напечатают «Хроники второго круга»?

А как складывается ваше сотрудничество с русскими переводчиками?

C переводчиками творилось нечто абсолютно безумное. Русские не знали никого, кто смог бы перевести им эти рассказы. Я удивилась, когда получила письмо с вопросом, знаю ли я кого-нибудь в Польше, кто понимает русский язык. Первое, что я сделала, это пропустила свой текст через автоматический переводчик. Он выглядел неплохо, я все понимала – ха, ха, ха... К счастью, я познакомилась на поттеровском форуме с россиянкой, имевшей и российское, и польское гражданство, которая владела обеими языками. И имела мать-переводчицу. Они ознакомились с результатами моего труда и схватились за голову. Пани Коган сказала, что переведет мне это без всякого вознаграждения, только за авторский экземпляр книги. Текст ушел в издательство, которое заплатило ей и сделало моей постоянной переводчицей.


Анджей Пилипюк говорит, что русские переводят довольно-таки творчески, они даже изменили концовку его рассказа. Ваши переводы тоже такие же креативные?


Я пока что беру простые тексты, а как мы все знаем, из «Фиата» не сделаешь «Феррари», хотя иногда приходилось сдерживать себя, чтобы не переписывать текст целыми абзацами. Однако я ограничиваюсь тонкими вставками и сокращениями, чтобы красиво выглядело. У русских, в отличие от нас, нет хороших редакторов. По сравнению с ними наши специалисты превосходны. Когда я читаю книги по-русски, то тоже хватаюсь за голову. Автор может трижды менять цвет глаз героя; долго писал – забыл, как там было. А редактор этого не уловил. Герой гуляет по саду и вдруг подходит к полке с книгами. Редактор не уловил. У меня такое впечатление, что русские редакторы ищут только опечатки, а если в тексте чего-то не то проскакивает – вся вина на авторе. Когда я редактировала роман "Arcymag" (Александр Рудазов «Архимаг». W.), мне пришлось с согласия автора переделать всю сцену допроса бандита, подозреваемого в убийстве. Предполагаемого преступника допрашивали в комнате отдыха — стол, стулья, кофеварка, без зеркала с односторонней видимостью, на столе степлер, ножницы. А сам допрос, это чистый стеб. «Ты убил! -- Я не убивал. -- А может, ты немножко убил? – Нет, я немножко не убивал». А вокруг полно всякого такого, что можно в глаз вонзить, чем по голове шарахнуть. Посмотрев несколько фильмов сериала ”CSI”, я лучше представляла себе, как это все выглядит, чем несчастный автор «Архимага». Но в России это проскочило. У них настолько широкие горла, что они проглатывают все, как пылесос. Нет абсолютно никакой критики".


Статья написана 17 апреля 18:50

Vladimir Savchenko. Self-Discovery. — New York: Macmillan, 1979
Vladimir Savchenko. Self-Discovery. — New York: Macmillan, 1979

В нас одно «я» или много «я»?

Роберт Антон Уилсон в «Космическом триггере» описывает свою реакцию на различные события как реакцию Автора, Скептика, Мудреца, Невролога, Шамана и других персонажей. Разумеется, всё это — сам Уилсон, а не тот случай «множественной личности», который получил известность благодаря доктору Мортону Принсу в начале этого века; всё это — разные стороны единого человеческого существа, а не множества отдельных сущностей.

Кто внутри вас спокойно наблюдает, как вы впадаете в ярость, или погружаетесь в экстаз, или завоёвываете публику? Вы, как и многие, понимаете под этим кем-то «маленького человека, который наблюдает» или «часть меня, которая всегда наблюдает, но никогда не участвует»?

(И почему многие описывают этого наблюдателя как маленького человека? Я иногда подозреваю, что мой как раз большой — может быть, даже больше меня.)

Вот такие вопросы — вопросы-провокации — ставит Владимир Савченко и его потрясающий роман, ибо в основе повествования — проблема самости и личностной идентичности. Кривошеин, блестящий молодой экспериментатор в области кибернетики, герой романа, открывает способ дублирования людей и, работая тайно, выпускает в мир множество версий самого себя.

Так что вы встретите здесь много Кривошеиных; но они никоим образом не идентичны. Это не клонирование и не то дублирование, которое описал Эрик Темпл Белл в «Четырёхстороннем треугольнике»*, и не то невероятное, что использовал я в повести «Когда заботишься и любишь…». Это нечто совсем иное и, насколько я знаю, уникальное. Это управляемая компьютером биологическая матрица, если хотите, разумная жидкость, способная организовывать, связывать, балансировать органические субстанции. Прибавьте сюда новый концепт — голографическую модель применительно к функциям мозга, в которой каждая ячейка секции, похоже, содержит все функции этой секции, точно так же, как каждый сегмент голограммы содержит все части изображения, — и вы приблизитесь к пониманию научных достижений Кривошеина. Выписано увлекательно и с таким реализмом, что возникает соблазн подать заявку на грант, сконструировать эту штуку и испытать её.

Подать заявку на грант. Савченко вплёл в своё повествование восхитительный и сокрушительный анализ внутренней политики крупного исследовательского центра, занимающегося фундаментальной наукой, постичь которую у политиков нет ни шанса, но однако ж, научное сообщество должно обращаться к ним за финансированием. Затем следует точно такая же ужасная ситуация, которую столь блестяще описал — разоблачил? — Лео Сцилард, забрав лучших учёных из лаборатории и поместив их в администрацию, где они должны работать плечом к плечу с администраторами, которые в лаборатории были бы совершенно беспомощны. Миллионы слов написаны о различиях в обычаях, культурах, политических системах, философиях; как удивительно видеть, насколько похожи симптомы этой чумы, где бы она ни разразилась! Невежество — это невежество, напыщенность — это напыщенность, и самовозвеличивание — звучит одинаково на всех языках, так же как и фрустрация. Кто, читая роман, не узна́ет администратора Гарри Хилобока или, например, внешне сварливого, но внутренне чувствительного Андросиашвили, тот никогда и нигде не был знаком с внутренней работой крупных исследовательских центров.

Давно замечено, что писатель пишет, как правило, об одном и том же, повторяя его вновь и вновь, вне зависимости от того, насколько широк спектр его тем и сюжетов или сколько различных художественных приёмов он использует. Я, к сожалению, не знаком с другими работами Савченко, но здесь направленность его творчества выглядит вполне ясной. Позвольте привести несколько цитат:

«Человек — самая сложная и самая высокоорганизованная система из всех нам известных. Я хочу в ней разобраться целиком: как всё построено в человеческом организме, как связано, что на что влияет…»

«— Видите ли… когда-то было всё не так. Зной и мороз, выносливость в погоне за дичью или в бегстве от опасности, голод или грубая нестерильная пища типа сырого мяса, сильные механические перегрузки в работе, драка, в которой прочность черепа проверялась ударами дубины, — словом, когда-то внешняя среда предъявляла к человеку такие же суровые требования, как… ну, скажем, как сейчас военные заказчики к аппаратуре ракетного назначения… Такая среда за сотни тысячелетий и сформировала «хомо сапиенс» — Разумное Позвоночное Млекопитающее. Но за последние двести лет, если считать от изобретения парового двигателя, всё изменилось. Мы создали искусственную среду из электромоторов, взрывчатки, фармацевтических средств, конвейеров, систем коммунального обслуживания, транспорта, повышенной радиации атмосферы, электронных машин, профилактических прививок, асфальтовых дорог, бензиновых паров, узкой специализации труда… ну, словом, современную жизнь. Как инженер, и я в числе прочих развиваю эту искусственную среду, которая сейчас определяет жизнь «хомо сапиенс» на девяносто процентов, а скоро будет определять её на все сто — природа останется только для воскресных прогулок. Но как человек я сам испытываю некоторое беспокойство…»

«Эта искусственная среда освобождает человека от многих качеств и функций, приобретённых в древней эволюции. Сила, ловкость, выносливость нынче культивируются только в спорте, логическое мышление, утеху древних греков, перехватывают машины. А новых качеств человек не приобретает — уж очень быстро меняется среда, биологический организм так не может. Техническому прогрессу сопутствует успокоительная, но малоаргументированная болтовня, что человек-де всегда останется на высоте положения. Между тем — если говорить не о человеке вообще, а о людях многих и разных — это уже сейчас не так, а далее будет и вовсе не так. Ведь далеко не у каждого хватает естественных возможностей быть хозяином современной жизни: много знать, многое уметь, быстро выучиваться новому, творчески работать, оптимально строить своё поведение…»

«[Я хотел бы] изучить как следует вопрос о неиспользуемых человеком возможностях своего организма. Ну, например, отживающие функции — скажем, умение наших с вами отдалённых предков прыгать с дерева на дерево или спать на ветке. Теперь это не нужно, а соответствующие нервные клетки остались. Или взять рефлекс «мороз по коже» — по коже, на которой почти уже нет волос. Его обслуживает богатейшая нервная сеть. Может, удастся перестроить, перепрограммировать старые рефлексы на новые нужды?»

Какая удивительная, какая захватывающая концепция! В стремлении к «совершенному человеку» Савченко, конечно, не оригинален; оно уже многие годы процветает в научной фантастике, в том числе в той, что называется мейнстримом, оно питает нынешний бурный поток самореализации и самоактуализации; оно существует у Шекспира и Стейнбека, будь то примеры благородства или суровые образы несовершенных и порочных людей. По-настоящему поражает идея Савченко извлечь и перепрограммировать то, что в человечестве присутствует, но действительно устарело, а не то, что могло бы функционировать, но просто бездействует.

И он сопротивляется такому reductio ad absurdum; посмотрите на этот причудливый обмен репликами:

«— Так! Значит, мечтаете модернизировать и рационализировать человека? Будет уже не «хомо сапиенс», а «хомо модернус рационалис», да? А вам не кажется, дорогой системотехник, что рационалистическим путём можно превратить человека в чемодан с одним отростком, чтобы кнопки нажимать? Впрочем, можно и без отростка, с управлением от биотоков мозга…

— Если уж совсем рационалистически, то можно и без чемодана, — заметил Кривошеин».

Кривошеин и Савченко слишком влюблены в человечество, чтобы пойти на это.

Научную фантастику называют лекарством от футурошока, шока будущего. Футурошок — это чувство дезориентации, вызванное стремительным ростом числа изобретений, воздействием технических новинок, развивающихся бесконечно быстрее, чем тело и мозг обычного человека. Интересно, читал ли Савченко Элвина Тоффлера (который придумал этот термин)**, хотя и понятно, что в этом нет необходимости: явление и его последствия вполне очевидны для любого, кто захочет взглянуть. Писатели-фантасты и их всё более многочисленные и пристрастные читатели — это и есть те, кто хочет взглянуть. Они опытным взглядом смотрят не только на то, что есть и что будет, но и на завораживающую бесконечность того, что могло бы быть: альтернативные миры, альтернативные культуры и нравы, экстраполяции известного, будь то космические полёты, трансплантация органов, социальное обеспечение, экологическое сознание или любое другое течение, идея или сила в вечно движущейся Вселенной: если это будет продолжаться, то куда оно приведёт? Ибо застой, и только застой, неестественен и недостижим, и терпит неудачу каждый раз, когда человечество испытывает искушение испробовать его. Сама природа научной фантастики заключается в том, чтобы осознать это и признать, что единственная безопасность — в динамическом равновесии, как у чайки в полёте, у планеты на орбите, у сбалансированно вращающихся галактик… и, конечно, очевидный факт, что клетки вашего тела и молекулы, из которых они состоят, совсем не те, что были в тот момент, когда вы взяли в руки эту книгу. Будущее может шокировать только тех, кто зациклен на застое.

(К слову, писатели-фантасты не застрахованы от футурошока, хотя он может выражаться в непреодолимом желании дать себе пинка. Пример: до самого недавнего времени, насколько я знаю, не было ни одного научно-фантастического рассказа, в котором фигурировало бы устройство, подобное наручным часам, какие носит моя жена, которое показывает время, день недели, дату, настраивается на месяцы различной продолжительности, служит секундомером и регистратором прошедшего времени, а также имеет солнечную батарею, которая поглощает любой доступный свет и заряжает аккумулятор. Разработка этих микроэлектронных устройств, ныне довольно распространённых и недорогих, была просто немыслима для профессионалов научной фантастики, и это далеко не единственный пример технологического квантового скачка, который охлаждает наше высокомерие. Всем заинтересованным сторонам выгодно, когда властители умов время от времени подскальзываются и садятся в лужу.)

Такие лужи, или их повествовательный эквивалент, вполне присутствуют и в этой книге, ведь Савченко обладает отменным чувством юмора и прекрасно понимает, что такое эпатаж. Представим, например, что вы — блестящий, но не слишком привлекательный мужчина, которого мало волнуют всякого рода удовольствия и которого любит прекрасная и всепрощающая дама. В ходе своей работы вы создаёте живую, дышащую версию себя, которая физически прекрасна как Адонис и которая, кроме того, чётко помнит каждое слово, каждую близость, которая когда-либо была между вами и этой женщиной.

И вот они встречаются, и он ей нравится.

Как вы себя почувствуете?

И почему?

А вот Онисимов — бедный, преданный, верный долгу Онисимов — сыщик, в чьих жилах течёт сущность Кистоунского Копа***, — сталкивается с делом, имеющим вполне рациональное решение, которое он совершенно не в состоянии раскрыть — и вовсе не потому, что не может его понять, а потому, что просто не может в него поверить.

А вот и обидчивый Хилобок, к сожалению (как было сказано выше), не совсем пародия, но объект нередких случаев неудержимого паясничанья Кривошеина/Савченко, и Старик Вахтёрыч — конечно же, Розенкранц и Гильденстерн в одном лице, — и прекрасная россыпь улыбок среди каскадов сложных идей.

Однако над всем этим — над умопомрачительными идеями, неожиданными поворотами повествования, широким спектром характеристик, юмором, саспенсом — сияет любовь автора к человеческому роду и вера в него. Когда он говорит через своего главного героя, он говорит не о человеке, а о человечестве. И в конце, в самых последних словах романа, звучит эта вера и этот оптимизм.

Сейчас, кстати, не стоит открывать последнюю страницу и смотреть на эти последние слова. Они не будут иметь для вас какого-либо смысла, пока вы не прочитаете роман.

Теодор Старджон, Лос-Анджелес, 1978

===============================================================================

* Ошибка Т. Старджона: имя автора «Четырёхстороннего треугольника» Уильям Ф. Темпл.

** Т. Старджон не замечает, что допускает анахронизм: фундаментальная работа Э. Тоффлера Future Shock увидела свет в 1970 году — три года спустя после первой публикации романа В. Савченко. (Уточнение.)

*** «Кистоунские копы» — вымышленные гротескно-некомпетентные полицейские, показанные в немых комедийных фильмах, снятых Маком Сеннеттом и его кинокомпанией «Кистоун» в период с 1912 по 1917 годы. (Примечания переводчика.)


Статья написана 31 марта 11:18

Все картинки кликабельны





В понятии «научная фантастика» почти полвека слово «научный» означало настолько исчезающе малую величину, что любой безграмотный школьник полагал, что его идеи тоже чего-то стоят и достойны воплощения. Поэтому, вместо того, чтобы звать молодёжь во ВТУЗы, научная фантастика позвала молодёжь к печатному станку, породив по ту сторону океана мощный всплеск графомании. Однако, несмотря на общую литературную непритязательность, палп-журналы неохотно публиковали школоту, и школота вынуждена была заниматься самиздатом. Фэнзины стали замечательным способом выпустить литературный пар в свисток, а некоторые фэны так заигрались, что начали строчить критические статьи и обзоры, вести Колонку Редактора и клянчить деньги у спонсоров, наполняя годовой бюджет. Кое-кто заходил настолько далеко, что выпрашивал материалы у известных писателей – естественно, на безгонорарной основе.








  Подписка

Количество подписчиков: 240

⇑ Наверх