Интервью Марины и Сергея


Вы здесь: Авторские колонки FantLab > Авторская колонка «Thy Tabor» > Интервью Марины и Сергея Дяченко для проекта «Живые лица, или Навигатор по современной отечественной детской литературе» (2014)
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Интервью Марины и Сергея Дяченко для проекта «Живые лица, или Навигатор по современной отечественной детской литературе» (2014)

Статья написана 10 июня 13:08

Интервью Марины и Сергея Дяченко для проекта «Живые лица, или Навигатор по современной отечественной детской литературе» от издательства «БерИнгА». Первый выпуск вышел в 2014 году

Аннотация :

«ЖИВЫЕ ЛИЦА, или Навигатор по современной отечественной детской литературе» — проект, о котором можно смело говорить, что его ждали, и это не будет звучать банально. Его ждали все: писатели и поэты, библиотекари и исследователи, учителя и воспитатели, родители и дети. Потому что современная детская литература — это явление новое, а всё новое и неизвестное вызывает смешанные чувства: страх, недоверие, любопытство и лёгкое головокружение. Не хотите разделить судьбу буриданова осла? Вам надоело ощущать себя в книжном магазине участником викторины «Кто есть кто?»? Вы не разделяете мнение родителей и учителей, которые предлагают книги для чтения по принципу – старый друг лучше новых двух? Вы задаётесь вопросом, почему вместо привычки читать книги у современных детей нередко формируется чувство её отторжения?Тогда давайте знакомиться! Лицом к лицу с каждым писателем, который пишет сегодня и сейчас для детей и подростков.Первый выпуск «Навигатора» включает в себя 25 авторов. У каждого из них своё имя, своя траектория судьбы и писательской карьеры, свой творческий почерк и художественный метод. Современные детские писатели совершенно не похожи друг на друга, и это здорово, потому что читатели тоже все разные! И чтобы каждый писатель и каждый читатель нашли друг друга, им надо помочь встретиться!

Биографическая справка

— В 2014 году писателю Дяченко исполнилось 115 лет – так получается, если сложить годы, месяцы и дни от рождения Марины и Сергея (23.01.1968 и 14.04.1945).

— Супруги родились в Киеве, сейчас живут в Москве и Лос-Анджелесе. Они вместе двадцать один год.

— По первой профессии Сергей – психиатр и кинодраматург, а Марина – актриса театра и кино. Но объединила их фантастика.

— Вместе они написали двадцать восемь романов, десятки повестей, рассказов – и пьесу.

— Их книги, кроме России и Украины, изданы в США, Германии, Франции, Венгрии, Польше, Испании, Китае.

— Наиболее известные книги – романы "Vita nostra", "Ритуал", "Шрам", "Ведьмин век", "Пещера", "Долина совести", повести "Баскетбол", "Кон" и другие.

— Рассказывая сказки дочери Анастасии, Марина и Сергей впервые задумались о том, чтобы писать для детей. Их первая детская книга – сборник "Воздушные рыбки" — основана на этих сказках.

— По мере взросления дочери взрослел и читатель. Так возникла трилогия "Маг Дороги" и три повести о кентавре Себастьяне.

— Марина и Сергей – лауреаты множества премий в области литературы и кино. Среди них – "Аэлита", Премия Аркадия и Бориса Стругацких, Мемориальная премия им. Кира Булычева. На европейской конференции фантастов в Глазго (Шотландия) Дяченко были признаны лучшими писателями Европы.

— По сценариям Марины и Сергея поставлено около 20 кинофильмов и телесериалов. Сейчас они работают над рядом новых проектов.

— Семья Дяченко любит путешествовать и объехала полмира. Отец семейства в юности был мастером спорта по подводному многоборью, и заразил жену и дочь любовью к дайвингу, морям и океанам. Как утверждает Сергей, в одном из путешествий, ночью, в заливе Милфордсаунд в Новой Зеландии, он видел и общался с живым драконом.

Ответы на блиц — опрос

1) Где можно познакомиться с магом?

В королевстве, которое мы описали в трилогии детских романов “Маг дороги”.

2) Что будете делать, если чёрная кошка перешла вам дорогу?

Приручить ее. Потому что у черных кошек светлая душа. Мы это знаем по собственному опыту – 20 лет с нами прожил черный кот Дюшес. Он был подарен котенком Марине на День рождения, и стал не только другом, но и соавтором. В нашей квартире он переходил дорогу тысячи раз, и всегда это приносило удачу.

3) Детям всё можно?

СЕРГЕЙ: Ни в коем случае! Дисциплина должна начинаться с пеленочного возраста. Внушение, строгость и послушание – вот секрет педагогики.

МАРИНА: Сережа шутит. Уж как его баловали в детстве – уму непостижимо!

4) Три желания золотой рыбке от Марины и Сергея Дяченко.

Желаем тебе, рыбка, плавать в экологически чистом море и не попадаться в сети. А если уж попалась – тогда счастья всем, и рыбам и людям.

Каким я был в детстве

Так как писатель Дяченко состоит из двух половинок, то и детство у него было двояким, хотя и мальчик, и девочка родились в одном и том же городе .

СЕРГЕЙ: В детстве я был благородным хулиганом, хотя и родом из семьи профессора и школьной учительницы. То были послевоенные годы и нас, мальчишек, переполняла гордость за великую победу в той страшной войне и гордость за свою страну, великую и могучую. На наших глазах возрождался разрушенный Киев, обновлялась новостройками Москва, Ленинград – да вся страна. Как раз тогда появилось телевидение – черное-белое, подслеповатое, оно рождало чувство сопричастности ко всему происходящему. Вся страна пела одни и те же песни, часто еще военных лет, танцевала одни и те же танго и фокстроты, бегала в кинотеатры на трофейные немецкие фильмы и наслаждалась отечественными комедиями.

Целыми днями напролет мы воевали – неистово, с выдумкой и фантазией. Деревянными мечами или автоматами. А так как я был предводителем местной шпаны, то я всегда был красным командиром, а вот роль фашистов приходилось исполнять тем, кто был у меня не в чести. Я был и Чапаевым, и маршалом Жуковым и даже Суворовым. Ох и гнали мы злодеев! Но всегда щадили пленных и не унижали поверженных врагов. Бои проходили в местных дворах, подвалах, чердаках. Там можно было встретить что угодно, даже привидение. Еще нашей страстью был футбол, мы с упоением шпыняли старый латаный мяч в дворике нашего дома – и нередко разбивали им окна. За все приходилось отдуваться моему отцу, и он несколько раз воспитывал меня шпагатом по голой попе. До сих пор помню узелок на конце того шпагата.

В детстве я много болел – по-моему, все детские болезни так и цеплялись ко мне, как репьи на собаку. Отец вечно пропадал у себя институте, но рядом всегда была мама. Она мне много читала, пела песни и рассказывала страшные истории, которые я любил больше всего. Я воспитан на сказках разных народов и стран, и помню, как поражался жестокостям в индийских или немецких сказках – наши же сказки, с той же Бабой Ягой или злющим Кощеем, казались светлыми и оптимистичными. Потом пришел черед детской литературы – я много читал, целыми днями и даже ночами, укрывшись с фонариком под одеялом, дабы родители думали, что их отпрыск спит. А вскоре, уже в пионерском возрасте, я стал сам сочинять разные истории и рассказывать их вечерами во дворе. Тут тоже случались разные неприятности. Помню однажды, достав пугач (это такой пистолет, который стрелял оглушающими пистонами), я стал рассказывать своей компании и приключениях сыщика на Марсе. Это уже был поздний вечер, мы сидели на груде дров в темном углу. Слушатели трепетали, сжавшись в комок от страха, особенно голенастая девчонка Таня, весьма впечатлительная. И в самый ответственный момент, когда к голове моего героя приставили пистолет и вот-вот должен был прозвучать выстрел – я нажал на курок пугача. Что тут было! Танька упала в обморок, и мне уж досталось и от ее родителей тоже… С тех пор мне запретили устное народное творчество в моем дворе.

Много чего я помню… Я обожал кино, и бегал смотреть многие фильмы по многу раз. Одну "Карнавальную ночь" посмотрел раз, наверное, двадцать, и долгие годы распевал бодрые песенки из этого прекрасного фильма.

Я всегда был окружен братьями нашими меньшими. Огромный сибирский кот Юрка учил меня ходить, терпеливо снося все мои проказы. Лето мы проводили в поселке Украинка, на Днепре, среди зеленого раздолья и золотых пляжей. Уж там живности было немеряно! Я дружил с собаками и телятами, черепахами и ежами, чижиками и морскими свинками, даже ужами. А сколько ласточек и чаек, особенно подранков после охоты, прошло через мои руки. Не всех удавалось спасти и это было настоящей трагедией для меня…Мы снимали домик у хозяев, и это было проблемой для них, потому что вскоре я знал всех курочек, кормил их с руки и звал по именам – и как их было после этого резать на суп?

Еще я любил путешествовать и плавать. За первую мою экспедицию в ботанический сад, без ведома родителей, я опять же был наказан, ибо заблудился там и прибыл домой только вечером. А Днепр впервые переплыл около семи лет от роду в Украинке – и это был еще старый Днепр, могучий, быстрый, с водоворотами. Никто меня особенно и не учил плавать – само как-то пришло. Переплыл – и сам обомлел, ибо широкая ведь река. Это случилось на глазах мамы, пропустившей начальный момент заплыва. Моя бедная Вера Ивановна чуть с ума не сошла – и обратно меня доставили уже на лодке.

С тех пор я повидал много стран, морей и океанов, сочинил много историй и фильмов, встретил свою марсианскую принцессу Марину, но воспоминания о счастливом детстве, моих родителях – родник живой воды.

МАРИНА: У нас была чудесная, глубокая песочница в детском саду. Там всегда был песок, подсохший сверху, но внутри, только копни, податливый и влажный. И вот в песочнице я стала искать клад.

Я как раз прочитала "Тома Сойера" – вернее, родители мне прочитали. У меня была чудесная лопатка-совок – металлическая, острая на деревянной ручке. И песок копался просто замечательно. Иногда лопатка натыкалась на камушек, и получался волшебный звук: там что-то есть! Тогда я замирала, осторожно-осторожно разгребала песок… Но каждый кладоискатель переживает и разочарования, это неизбежно. Тому Сойеру повезло с кладом – мне повезло с детством.

Вокруг площадки в детском саду росли ивы. Для меня они все были в родственных отношениях – парочка были дети, брат и сестра, я знала, где растут их родители, и кем приходятся им те большие ивы за павильоном. У них была повседневная жизнь, ничего особенного, просто дружба и ссоры, конфликт поколений, маленький брат иногда говорил глупости, но потом ему все прощали. Осенью я давала им советы, как правильно желтеть и сбрасывать листья, а весной торопила, чтобы скорее зеленели.

Вообще, в моем бесконечно счастливом и спокойном детстве был ритм, который, наверное, и есть жизнь. Выпал снег – какая радость, все бегают и наспех лепят снежки, скоро, значит, поставим елку, и будет пахнуть хвоей. Станем клеить флажки из бумаги и красить цветным лаком лампочки на самодельной гирлянде, и от папиного паяльника будет подниматься дым с запахом канифоли. Новый год – великое счастье, сперва день накануне, потом самая главная ночь. Потом еще целое утро, подарок под елкой, всегда необыкновенный. Однажды мне подарили «За рулем», советские дети помнят, что это такое. У меня не было никаких иллюзий насчет Деда Мороза – я в восторге благодарила родителей.

А потом будет долгая зима, но каждый вечер снег будет блестеть под фонарями, и на белой дороге отпечатаются полозья санок. Потом растекутся ручьи и сотворится новая география прямо под ногами, и можно будет пускать спички в бурных реках – чья быстрее. А это значит, скоро конец учебного года, и столы вынесут из класса, написав на крышке: "2-А", "3-Б"… А это значит – лето, можно купаться в речке и ходить в одних трусах. Мы поедем на поезде – на настоящем поезде, где люди спят, там можно залезть на верхнюю полку. А в море виден каждый камушек на дне, рыбы уплывают слишком быстро, зато ночью из зарослей выйдет еж!

Осень? Ну и что, осень, зато сколько каштанов под ногами, какие они блестящие, какие у них колючие шкуры… И вот уже снег, а значит, скоро Новый год, и надо шить костюм на утренник. Вот так оно шло время, великолепное, размеренное и ясное. И полное смысла.

Хорошо быть ребенком. Кто-то не согласится, а я говорю – хорошо

Источник тут





382
просмотры





  Комментарии
нет комментариев


⇑ Наверх